Блоги → Кино → 

По следам Берлинале-2009

Не так давно в столице Германии отгремел 59-ый Международный Берлинский кинофестиваль. Его свидетелем и непосредственным участником стала и гостья из Беларуси – международный обозреватель фестиваля от журнала «На экранах», директор кинотеатра «Победа» (Центра европейского кино в Минске) Светлана Савчик. По итогам фестиваля она дала эксклюзивное интервью порталу another.by:

- Светлана Георгиевна, выскажите для начала самые яркие впечатления от фестиваля. Чем он больше всего запомнился?

- Наверное, самое главное впечатление – это то, что глобальный финансовый кризис пока еще не коснулся кино. Программа фестиваля была, как и всегда, перенасыщена, потрясла количеством вошедших в нее фильмов.

Рекордным стало и количество участников - более 19 тысяч человек (только журналистов в этом году было около 4 тысяч). Фестиваль как всегда оказался очень деловым, рабочим, максимально сконцентрированным: в Берлине не разгуляешься, как в Каннах, не полежишь на песочке с мыслями о красивой жизни. Берлин - это потрясающе организованное кино-буйство. У участника Берлинского кинофестиваля нет ни минуты свободного времени. Просмотр конкурсных фильмов начинается в девять утра, всего в день демонстрируются три конкурсных работы, после каждого фильма – обязательная пресс-конференция. Именно там появляется возможность увидеть всех приезжающих на фестиваль звезд – например, потрясающе красивую Кейт Уинслет, или удивительную Тильду Суинтон (последняя, кстати, в этом году возглавляла жюри кинофестиваля). А вообще, для того, чтобы увидеть их, а также все самые важные события фестиваля – открытие и закрытие, вручение призов, пресс-конференции – достаточно подойти к Берлинале палац, где висит огромный экран, который транслирует практически все, происходящее на фестивале. Кстати, сейчас фестиваль сконцентрирован в Потсдамер плац (в предыдущем районе – Zoo – он был разбросан). Теперь сам фестиваль, пресс-центр, кинотеатры находятся в одном месте. Целый день ты видишь перед глазами толпы людей, которые все время куда-то спешат. У каждого аккредитованного на фестиваль на плече фирменная сумка Берлинале, - и ты понимаешь, что находишься в кругу единомышленников, людей с горящими глазами, которые перебегают из зала в зал, либо ожесточенно о чем-то спорят, либо изучают фестивальные каталоги, чтобы решить, какой фильм из десятков идущих в этот день нужно посмотреть непременно. Все это заряжает такой позитивной энергией, что почти не чувствуешь усталости. Ты с восторгом ловишь себя на мысли, что находишься среди людей, которые очень профессионально, очень грамотно работают с кино, любят его, восхищаются им, разбирают, переживают, даже плачут от переизбытка эмоций, подаренных тем или другим фильмом.

Кстати, в этом году я уезжала с фестиваля в необыкновенно хорошем настроении. Дело в том, что на моей памяти впервые совпало, когда приз Фипресси (международного жюри кинокритиков) и главный приз Берлинского кинофестиваля (Золотой медведь) достались одному фильму. Им стала картина молодого перуанского режиссера Клаудии Льосы «Молоко скорби». Берлинский фестиваль по праву считается самым политизированным, и в последние годы в нем побеждали фильмы, которые не имели особых художественных достоинств, но поднимали какую-то очень важную социально-политическую проблему либо продвигали какой-либо кинематограф. Так было с африканским фильмом «Кармен из Каеличе» реж. Марка Дорнфорд-Мэя - фильм не является шедевром, но это важный шаг в развитии кинематографа Африки, который жюри решило поддержать. А в прошлом году, например, победил бразильский фильм «Элитный отряд» реж. Жозе Падильи, который поднимал вопросы насилия и жестокости, но фильм с точки зрения киноискусства был сделан просто ужасно, снят на любительскую камеру – выглядел чудовищным зрелищем на большом экране! В последние годы именно момент награждения всегда вызывал какое-то глухое разочарование – именно из-за того, какому фильму присужден главный приз. Мне было обидно за кино. Я думала – почему, почему так, ведь вот тот фильм был такой хороший, и вот тот – замечательный, ну почему же жюри выбрало ЭТОТ фильм! А в этом году решение жюри вызвало восхищение и у меня, и у других участников фестиваля. Здесь очевидно сработали и вкус, и мудрость, и чутье на настоящее кино англо-шотландской суперстар Тильды Суинтон – актрисы-интеллектуалки, гей-иконы, обладательницы «Оскара», музы Деррика Джармена (кстати, ретроспектива его фильмов пройдет в апреле в кинотеатре «Победа» в рамках проекта CINEMASCOPE - авт.) и других не менее знаменитых режиссеров современности, которая о своих критериях оценок предупредила сразу: «Неожиданность и оригинальность – вот то, что занимает наше внимание больше всего». Так, Золотого медведя за лучший фильм Берлинале-2009 получила картина перуанского режиссера Клаудии Льосы «Молоко скорби».
Это второй фильм режиссера и первый перуанский фильм, когда-либо принимавший участие в конкурсе Берлинале. С точки зрения оригинальности идеи и «свежего ветра» в кино – это удивительный фильм. Вообще, если говорить о сюжетах в кино, то очевидно, что сегодня придумать что-то новое и оригинальное очень сложно, и вся радость от просмотренных фильмов пропорционально тому, насколько режиссеру удастся придумать, создать свой мир, увлечь им нас, обмануть нас, заставить поверить, что все, что он делает, - это единственно правильно, единственно прекрасно. И я считаю чудом, как это удалось Клаудии Льосе: ее фильм - это очень грустная, очень человечная история о том, как в перуанской деревне у девушки умерла мама, и она не может с ней расстаться, потому что она очень глубоко с ней связана не только физическими, но и духовными узами. И вот это расставание, которое для европейского человека заканчивается либо похоронами, либо кремацией, этот процесс в фильме растянулся очень надолго и в итоге так и не нашел своего физического завершения. Поэтому весь фильм - это ощущение сопереживания этой девушке, и совершенно удивительное чувство любви и тайны, которым он пронизан. Я помню, когда-то Никита Михалков очень хорошо сказал (он однажды был председателем жюри Берлинского кинофестиваля), что вообще настоящий фильм должен быть как огромное ветвистое дерево - корнями прорастать глубоко в своей родной земле, в традициях, в какой-то изюминке характера, внешнего антуража, а ветвями (своими мыслями, посылами) обнимать весь мир. И только такой фильм может получить международное признание. Почему нам сегодня интересно японское, китайское, корейское кино? В силу своей специфической загадочности, характера, ментальности, традиций, языка. Также очень важно, что для фестиваля такого уровня открытие нового имени - это гораздо более важно, нежели присуждать приз фильму, скажем, Тавернье, Ангелопулоса, Озона. Кстати, например, Дитер Косслик, директор фестиваля на упреки, что программа фестиваля слабая, отвечал, что сегодня во всем мире шедевров рождается 1-4 в год и хорошо, если один их них будет на Веницианском, один на Каннском, один на Берлинском кинофестивале. Сегодня говорят, что Берлинский кинофестиваль - вечно второй после Каннского. Случайно это или нет, но на страницах ежедневного журнала – обзора Берлинского кинофестиваля Screen International - появилась маленькая заметка о том, что на Каннском фестивале, который откроется 10 мая, будут представлены новый фильм Ларса фон Триера, новый фильм Альмодовара, новый фильм Тарантино - вот вам! у нас такое кино, а у вас тут вообще непонятно что происходит! И это притом, что в этом году в Берлине были и Вайда, и Озон, и Тавернье, и Ангелопулос, и Чэнь Кайге, и Мудиссон, и Фрирз. Но нельзя всегда быть уверенным в том, что все перечисленные режиссеры сделали шедевры. Да, имя Ларса фон Триера безусловно привлекательно, но нельзя сказать, что в последние годы он создает только шедевры...

- За что я всегда очень жалею наш «Листопад» и другие фестивали - что они не открывают новые имена, хотя призваны делать именно это, а не вручать очередные награды уже признанным на международном уровне фильмам…

- Абсолютно! Вот недавно было совещание в Министерстве культуры по поводу «Листопада», и я говорила, что, поймите, в нашей ситуации, ладно, пусть будет конкурс зрительского кино, но, конкурс профессионального жюри… как мы можем оценивать конкурсные фильмы, знаменитые, которые уже получили призы на всех кинофестивалях? Любой фестиваль - это конкурс, это соревнование талантов и амбиций, и, конечно, надежда увидеть вспышку новой звезды. Открыть новое имя - это гораздо сложнее сегодня, чем надеяться, что Ларс фон Триер привезет шедевр. К примеру, конечно, я посмотрела новый фильм Ангелопулоса - но смотреть его было просто невозможно, столь архаичным и неинтересным был этот фильм... хотя, это международная co-продукция, и деньги собрали чуть ли не со всего мира, включая Министерство культуры Российской Федерации. Поэтому неудивительно, что так все совпало, и все сказали про «Молоко скорби» - "ах! какой удивительный фильм! как ей это удалось!". Причем это, с одной стороны, почти бытовая история, которая погружена в какие-то очень вкусные киношные штучки. Вот, скажем, один простой эпизод... в фильме и свадьбы, и похороны, как, наверное, в любой деревне, происходят в одном дворе... и вот дядя главной героини выкапывает могилу, и поскольку девушка никак не может расстаться с любимой матерью, а яма остается, то кто-то придумал накрыть эту яму целлофаном. Затем на этот целлофан детишки налили воды и начали плюхаться, потом и вовсе вокруг этого места образовался маленький пляж, т.е. все соседи вышли, поставили шезлонги и устроили пикник. И место, предназначенное для усопшей, превратилось в единение этого двора и праздник для всех.

- Мне почему-то сразу Кустурица вспомнился...

- Да-да-да. Тут и Кустурица… а я вспомнила Бюнюэля, потому что в фильме присутствовал сюрреализм во всем происходящем, а еще там были интимные подробности, трагедия женщин...

- Если не ошибаюсь, в фильме была и политическая аллегория...

 - Да, картина «Молоко скорби» действительно оказалась самой многослойной. В ней ненавязчиво сплетаются несколько мотивов – суеверия, магический реализм и реальная история Перу, сюрреализм и эстетика повседневности, психологический пласт и мифологический, фрейдизм и поэзия. Главная героиня страдает от страшного недуга – в ее промежности растет картофельный плод, не позволяющий девушке вступать в сексуальные отношения… Это метафора, означающая страх перед мужским началом, который достался девушке от ее матери, изнасилованной во времена кровавой хунты диктатора Фухимори, когда за 20 лет в Перу было уничтожено 70 тысяч человек, а бесчисленное количество женщин были изнасилованы. Я надеюсь, что по линии арт-хаусного кино этот фильм придет к нам через российские компании, потому что это настоящее, очень хорошо и очень чувственно сделанное кино. Оно оригинально даже не мелочами, а своим мироощущением. Вот этот фильм, я думаю, был одним из самых ярких ощущений фестиваля.

Было еще два гран-при (Серебряный медведь в этом году был поделен на две части). Один из них – это, в какой-то степени, реверанс в сторону Германии. Это фильм "Все остальные" немецкого, подающего надежды молодой женщины-режиссера Марен Аде, ранее участвовавший в фестивале в Торонто. На мой взгляд, этот фильм не был шедевром, но в нем достаточно тонко показаны отношения мужчины и женщины. Второй фильм - это картина аргентинского режиссера Адриана Биньеса «Гигант». Действие происходит в Боливии. Это действительно очень хорошее кино - главным образом, из-за таланта режиссера, когда из очень маленькой истории он сумел сделать настоящее кино, которое ты смотришь, не отрываясь, и сопереживаешь. Это история, которая рассказана от и до, о двух маленьких людях, но их поступки, их поведение, их отношения между собой, и вообще вот этот человеческий посыл – все это вдохновляет. И самое главное, что этот фильм - тоже дебют, причем двойной (молодого режиссера и актера, сыгравшего главную роль).

И, конечно, один из самых главных фильмов фестиваля, который наиболее понравился и публике, и журналистам, и на протяжении всего фестиваля претендовавший на Золотого медведя - фильм "London River" знаменитого режиссера из Африки, ныне живущего во Франции, Рашида Бушареба. Это фильм, который потрясающе завязан на очень трагической истории, которую разыграли известная английская актриса Бренда Блетин и актер, который получил Серебряного медведя за лучшую мужскую роль - Ситигуи Куйяте - потрясающего антуража, красоты и внешности человек, который даже если просто сидит в кадре, от него невозможно оторвать взгляд, и чувствуешь, что за ним стоит целая жизнь. Это и есть магия кино.
- Опять же, все эти фильмы мы сможем увидеть, только если их купят россияне, а затем они придут к нам, так?

- Да. В России сейчас много компаний, которые занимаются арт-хаусным кино, и я надеюсь, что лучшие фильмы Берлинале будут куплены ими и придут к нам. Здесь, кстати, вступает в силу мой фактор. Т.к. если с блокбастерами Василий Петрович (Коктыш, директор минского Киновидеопроката – авт.) сам разберется, он знает, какие фильмы брать для Минска, то все остальные – для эксклюзивных показов в нашем кинотеатре – это уже моя настойчивость. Ведь многие стоящие фильмы я вижу на Берлинском кинофестивале. К примеру, на позапрошлогоднем мне безумно понравился "Завтрак на Плутоне" реж. Нила Джордана. Если бы я или Василий Петрович просто прочли аннотацию – мы бы этот фильм никогда не взяли. То же самое было с фильмом "Ирина Палм сделает ЭТО лучше" реж. Сэма Гарбарски. Никогда в жизни наш кинопрокат не решился бы взять этот фильм просто по аннотации. А я этот фильм увидела на Берлинском кинофестивале, где он имел фантастический успех, и тогда сразу попросила Василия Петровича этот фильм взять. И действительно, он сначала не впечатлился, когда прочитал аннотацию, но я его убедила, что это стоящее кино, - и до сих пор встречаю много людей, которые благодарят за появление этого фильма на наших экранах. А все потому, что этот фильм относится к числу тех редких картин, где есть человеческие, гуманистические посылы и степень их художественного воплощения, где выдержана тонкая грань между пошлостью и поэзией – и в этом самый большой талант и режиссера и актеров, которые в фильме заняты.

- Какие еще впечатления остались от прошедшего фестиваля? И были ли в это году на фестивале какие-то нововведения?

- Меня всегда поражает то, как организован Берлинский кинофестиваль. Директор фестиваля говорил, что им приходится отсмотреть более 4,5 тысяч фильмов для всех конкурсов и программ, т.е. фестиваль работает целый год. Представляете, какая это титаническая работа – в океане всех этих фильмов отобрать лучшие, прочувствовать пульс времени, найти ростки нового кино и открыть другие горизонты.

Меня поражает совершеннейший подъем немецкого кино. В этом году, например, в разных программах Берлинале участвовало 90 немецких фильмов, большинство из которых сделаны в co-продукции. Для меня важно отметить, что Берлинский международный кинофестиваль – это та благодатная почва, на которой взращивается немецкое кино на протяжении всей 60-летней истории Берлинале.

В преддверии юбилейного, 60-го Берлинского кинофестиваля в программе «Международная панорама» были показаны лучшие фильмы, которые в разные годы засветились в Берлине. Была ретроспектива, посвященная 70-миллиметровому кино (сейчас кино пытается вернуться к этому формату, но это тяжело и дорого). Об этой программе много писали, она вызвала большой интерес, и в ней, кстати, было показано несколько русских фильмов, в том числе «Война и мир». В отдельном кинотеатре проходила программа международных дебютов «Форум», в рамках которой показывали экспериментальное, авторское кино.

В Берлине меня также всегда восхищает то почтение, с которым организаторы фестиваля относятся к представителям прессы. На фестивале как нигде ощущаешь, что киножурналистика – это важная часть мирового кинобизнеса. Без прессы, откуда бы мы узнавали о том, какие фильмы вышли на экраны, хорошие они или плохие?.. Каждый день в пресс-центре фестиваля находишь свежие выпуски немецких газет и журналов, открываешь – а там буквально целыми вкладками, полосами, по 5-6 листов самым подробным образом анализируются фильмы, читателями и редакцией газеты выставляются оценки кинокартинам, рассказывается о важнейших мероприятиях фестиваля. Таким образом, формируется интерес, как к кинофестивалю, так и к киноискусству в принципе.

Нововведения на фестивале связаны с новым директором. Вообще, история любого фестиваля, одна из самых главных ее составляющих - это личность директора фестиваля, его авторитет, его связи, его умение быть фигурой и понимать, что нужно для кинофестиваля. Уже много лет Каннский фестиваль - это Жиль Жакоб, это именно его вкус, и все отношения вокруг Каннского фестиваля - это он, столь высок его авторитет. То же самое было с Берлинским кинофестивалем, т.е. все то грандиозное величие, которого он достиг в 80-90 годы, связано с его предыдущим генеральным директором – Моритцем де Хадельном. Тогда была другая эпоха, эпоха больших политических перемен, в которую Моритц де Хадельн, аристократ, имеющий большой авторитет, знающий как минимум семь языков, смог вывести фестиваль на высоченный уровень. Времена меняются, плюс почтенный возраст де Хадельна - и в Берлине предложили кандидатуру другого человека, уже из другого поколения, человека очень коммерческого, совсем по-другому устроенного, немножко смешливого, внешне немного забавного - Дитера Косслика. Поначалу в отношении него было очень серьезное неприятие – даже фамилия его кажется очень уж забавной после МОРИТЦА ДЕ ХАДЕЛЬНА. Но Дитер Косслик оказался человеком действительно другого подхода к кинофестивалю, и все нововведения на Берлинском кинофестивале, в общем то, связаны с ним. Помимо основных устоявшихся программ – Конкурс, Международная панорама, Форум, Ретроспективы и Немецкое кино – произошло стремительное развитие кинорынка, который теперь называется European Film Market (EFM), и становится живым инструментом международного кинобизнеса с обязательным приездом канцлера Германии Анхелы Мерхель. «EFM – живой инструмент международного кинобизнеса. На нем предлагаются около 700 фильмов. 75% из них – рыночные премьеры; это означает, что в Берлине они впервые предлагаются потенциальным покупателям. Это делает EFM весьма привлекательным, здесь торгуют фильмами, которые зрители увидят в ближайшие год-два. EFM – это невероятная история успеха. После переезда в новое прекрасное здание Мартин-Гропиус-Бау в 2006 году рынок сильно вырос. Со всей скромностью можно сказать, что за последние три года мы стали третьим по важности кинорынком мира. Тенденция растет», - рассказал прессе Дитер Косслик.

Среди других нововведений - открытие еще одной секции Берлинского кинофестиваля, которая называется Berlinale Talent Campus (на конкурсной основе - выбор, подготовка нового поколения режиссеров и всех, жаждущих работать в кино, со всего мира, для которых Берлинале - как база). Система там такая: молодые люди, которые либо учатся в сфере кино, либо уже получили кино-образование, посылают на конкурсной основе свои заявки и работы на фестиваль. Кстати, и наши молодые киношники могут попасть в Берлин! Конечно, в первые годы это было немного легче, сейчас уже сложнее, потому что Talеnt Campus стал раскрученным брэндом, серьезным конкурсом, с серьезными требованиями к присылаемым работам. Но пытаться нужно и можно, все адреса есть, к этому нужно стремиться. Talеnt Campus как киноплощадка на фестивале существует отдельно, в отдельном здании, с отдельной программой. Там есть живое общение, обмен опытом и мастер-классы, т.е. огромное количество знаменитых режиссеров, актеров, которые приезжают на берлинский кинофестиваль, задействованы в программе Talent Campus. Я считаю, что это одно из очень важных и серьезных нововведений, которые были сделаны благодаря Дитеру Косслику, и он сам, кстати, этим очень гордится. «Идею кампуса скопировали уже другие фестивали или организовали нечто подобное вместе с нами, например, в Южной Африке, Индии и Аргентине. Там при поддержке из Берлина ежегодно проводятся Talent Campi», - рассказал в одном из интервью Дитер Косслик.

И еще одно серьезное нововведение, которое было связано с коммерческой стороной деятельности этого директора - это объединенный международный фонд (World Cinema Fund), который он создал и который позволяет аккумулировать деньги и давать их молодым режиссерам для съемок кино. Это делается на конкурсной основе. На Берлинском фестивале уже даже издается книжечка, где есть список режиссеров вместе с фильмами, которые удалось создать на собранные фондом деньги. Конечно, здесь абсолютно четко идет поддержка стран с переходной экономикой. Для Беларуси получение подобного гранта усложняется тем, что наша страна не входит в Евросоюз. Но кинофестиваль все равно остается свободным - в том смысле, что заявку на Talent Campus можно подать, и есть вероятность, что ты туда попадешь.

Среди других примечательных изменений, введенных Дитером Коссликом – отдельные программы документального кино, детского кино, короткий метр. Особая фишка – новая программа «Кулинарное кино». По словам Дитера Косслика, он выбрал эту тему из всего многообразия по той причине, что еда - это часть нашей жизни, и так много фильмов, где еда - один из составляющих элементов, практически нет фильма, где нет еды, а сейчас все еще усугубляется проблемой глобализма, модифицированных продуктов, и пр. (сразу вспоминаются фильмы «Повар-вор», «Нация фаст-фуд» и пр. – авт.). В картинах этой категории показываются скандальные вещи в мировом производстве продовольствия. Берлинале в категории «Кулинарное кино» уже два года занимается экологическими и медицинскими аспектами темы «продовольствие и питание».

- Светлана Георгиевна, а удалось ли в этом году пообщаться, приблизится к кому-то из знаменитых гостей? (на стенах кабинета С.Г.Савчик – фото с Энгом Ли, Венсаном Пересом, Цай Минь Лянем и пр.- авт.)

- Знаменитые гости - это немножко другая статья. Эксклюзивного интервью с ними добиться можно, но сложно. Конечно, предпочтение больше отдают телевизионному интервью, на которое могут собрать несколько журналистов, но это не очень распространенное явление, когда вы можете вот так просто пообщаться со звездой, т.е. надо приложить усилия, вписаться в график звезды, приезд которой в Берлин обычно расписан поминутно. Предпочтение здесь отдается всемирно известным СМИ. По сути, эксклюзивной встречи добиваться и не нужно, потому что обязательным условием после каждого фильма является пресс-конференция. В Берлине представление фильма съемочной группой считается делом очень важным. На пресс-конференцию является практически стопроцентно вся команда, т.е. главные актеры, режиссер, продюсер. На пресс-конференции ты можешь оттянуться - задавать любые вопросы любой звезде. Конечно, желательно знать языки, лучше всего - английский, потому что не всегда рядом с тобой есть переводчик. В общем то, русские журналисты на пресс-конференциях очень проигрывают - они бояться говорить, очень мало людей владеют языком свободно. Но иностранные журналисты спрашивают все - вплоть до каких-то самых смешных и нелепых вопросов, когда публика может разразиться диким хохотом. А некоторые особо экстравагантные дамочки иногда даже попытаются прорваться, чтобы, например, поцеловать Джорджа Клуни или выкрикнуть ему предложение пожениться. Т.е. на берлинских пресс-конференциях всегда есть элемент свободной импровизации с обеих сторон.

- А были ли на фестивале представлены российские фильмы, которые привлекли внимание публики?

- Во внеконкурсной программе эффект произвел фильм о русских неонацистах режиссера Павла Бардина "Россия-88", демонстрирующий живучесть фашизма. Очень шокирована была именно немецкая публика. Они смотрели и спрашивали "У вас в реальной жизни такое происходит?". Они даже подумали, что фильм документальный. Дело в том, что он снят под любительское видео, фильм о скинхедах, которые отстаивают лозунг "Россия для русских". Потом, когда публике объяснили, что это была выдуманная история, хотя я уверена, что она, очевидно, очень близка к жизни, публика облегченно вздохнула и зааплодировала.

- Светлана Георгиевна, спасибо за интервью.

И напоследок – рекомендуемый к просмотру список фильмов Берлина-2009 от Светланы Савчик и портала another.by:

• «Молоко скорби» (La teta asustada/ The Milk of Sorrow), реж. Клаудия Льоса
• «Река Лондона» (London River), реж. Рашид Бушареб
• «Чтец» (The Reader), реж. Стивен Долдри
• «Германия 09» (Deutschland 09), 13 немецких режиссеров, включая Тома Тыквера, Фатиха Акина
• «Все об Элли» (Darbareye Elly), реж. Асгар Фаради
• «Гигант» (Gigante), реж. Адриан Биньес
• «Шери» (Cheri), реж. Стивен Фрирз
• «Рикки» (Ricky), реж. Франсуа Озон
• «Рай – это Запад» (Eden is West), реж. Коста-Гаврас
• «Моя дорогая и единственная» (My One and Only), реж. Ричард Лонкрейн

Беседовала Cinemire,
она же Анастасия Самусенко,
эксклюзивно для abother.by

  • 23 марта 2009
  • Автор sart

Статистика

15
2321

Фотогалерея

The Stampletons

9 декабря 2010, "Реактор"

Фотографии с презентации дебютного альбома группы The Stampletons

  • Автор yurakul