Блоги → Искусство → 

Інтересні Казки

Если «граффити» — слово европейское, то «мурализм», или художественная роспись стен — пришло из Латинской Америки. Возможно, поэтому муралистами себя называют те, кто любит яркую и позитивную уличную живопись.

Інтересні Казки

«Інтересні Казки» — киевская команда граффити-муралистов, состоящая из двух художников Алексея (Aec) и Владимира (WaOne). Ребята вместе рисуют около 10 лет, создавая, как они говорят, сказочные «штрихи» и «параною». Интервью с ними специально для журнала МойМолескин взял Антон Або.

— Ребята, почему свои сюжеты вы называете «параноями», а персонажей -«штрихами»?

Aec: Ну это такие, чисто иронические названия, так сложилось. Это просто наш слэнг.

WaOne: «Параноя» — это так, в шутку… Ну, мы же рисуем абсурдные сюжеты. Некоторые люди говорят, что мы больные, раз такое рисуем)) Говорят так, потому что это заставляет их думать, и разрушает их стереотипное приземлённое мышление. А «штрихи» — потому, что не принимаем американский граффити-хипхоп сленг, не хотим говорить «керектер», поэтому говорим «штрих»! Штрих — значит человек.

— С чего всё началось, как появились «Інтересні Казки»?

Aec: «Інтересні казки» — это всего лишь название, которое появилось в 2005-м. А рисуем мы где-то с 2000-го.

WaOne: Каждый из нас рисует с детства. Когда в нашем городе появилась волна граффити (1998–99), мы тоже этим увлеклись. Началось всё с IK. Это были ingenious kids, компания граффити райтеров, всего человек 10… Делали мы в то время классический райтинг. Время шло, мы развивались… и однажды нам стало тесно в рамках райтинга. Мы решили придумать что-то новое… например: сделать стену только с персонажами (штрихами), исключая штифтовые композиции. Причём нам интересно было рисовать сказочных персонажей. Не иллюстрации к сказкам, а придуманные нами персонажи, в таком сказочно-параноидальном стиле. Однажды, Лёша придумал новую расшфровку к абревиатуре IK — «інтересні казки». Это было в самую точку!

Vorokhta 2009

— Расскажите, как вы создаете ваши работы? Сколько уходит времени на создание ваших муралов? Ведь вы разрисовываете огромные фасады!

Aec: Чаще всего все происходит спонтанно, сюжет придумывается в процессе рисования. Хотя прежде чем начать рисовать на стене, мы придумываем идеи и делаем эскизы.

WaOne: «…разрисовываете огромные фасады» — это громко сказано, пока наши масштабные работы можно пересчитать на пальцах одной руки. «Огромные фасады» как правило, требуют легализации, а этого в нашем городе достичь крайне сложно, хотя городские власти и «идут нам навстречу». Что касается технической стороны-то всё происходит следующим образом: я и Алексей комбинируем наши эскизы, прорабатываем идею, развиваем её… Затем стена грунтуется фасадной краской, иногда этот слой краски и остаётся в качестве фона. Потом наносим рисунок. Всё! Обычно на это уходит от 3 дней до 2 недель в зависимости от площади стены и насыщенности композиции.

Інтересні Казки

waone/ Kiev 2008, gallery Lavra

— Бывают ли у вас проблемы с законом и вообще, насколько законно то, что вы делаете?

Aec: Никаких особых проблем с законом у нас не было. Но мы не задумываемся, законно это или нет. Официально «легальных» стен нет, но как-то находятся стены, на которых можно рисовать, хоть и не «легально», но «с разрешением».

WaOne: То, что мы делаем законно наполовину. А если «легальными» считать те работы, под которые, по новому порядку, следовало сделать в проектной организации при «киевархитектуре» за 150 $ паспорт фасада и получить их разрешение-то «легальных» работ в Киеве из 40 будет всего штуки 2–3.

— Что вы хотите сказать людям своими работами, что вы несёте окружающему миру?

Aec: Мы несем людям только то, что они ищут и хотят найти. А без этого желания и поиска для зрителя наши работы — просто «яркие картинки».

WaOne: В первую очередь это — обустройство города, гармонизация энергетики пространства. Это самый низкий уровень восприятия. Обычно в таких случаях прохожие говорят: «О! Красиво как! Лучше, чем просто страшная серая стена…" Или: «Ух, ты, что-то цветное!» Те, кто могут думать и анализировать, кроме декоративной функции видят в работах ещё и смысл. Смысл каждый видит свой, в зависимости от широты своего мировосприятия. Интересно бывает выслушать их видение работы. Порой говорят довольно глубокие вещи. Каждый из нас, кстати, тоже может понимать смысл работы по-своему. Есть работы, где смысл настолько прост и доступен, что не требует пояснений. Но есть работы, которые мы и сами не понимаем. Проходит лишь время и, например я узнаю о мироздании что-то новое, затем вижу это в своих старых работах… Как я мог нарисовать то, что узнал лишь спустя какое-то время?! Выходит, бывают работы с посланием и самим авторам) Так что же мы, как авторы, хотим сказать? Мы особо не задумываемся об этом, рисуем то, что рисуется!

Aec. Kiev. 2009

— Вы рисуете параллельные миры… Это ваше желание уйти от реальности?

Aec: «Параллельных миров» не существует. И мы их не рисуем. Просто каждый воспринимает и видит мир по-разному. И желания уйти от реальности у нас тоже нет. Наоборот, хочется с помощью творчества видеть настоящую реальность, а не то, что в нашем «реальном мире» называется реальностью.

WaOne: Наши работы — это скорее символы реальности, «реальной реальности», а не иллюзорного материального мира. Они рождены желанием уйти от иллюзии и вывести, по возможности, людей из рабства иллюзий.

«pig-track» by waone, Kiev 2008

— Что такое добро и зло?

Aec: Адам и Ева вкусили плод с «древа познания добра и зла» в Раю. В итоге потеряли Рай. Поэтому каждый человек должен сам для себя решить, стоит ли ему задавать такой вопрос. Или ограничиться только знанием того, что есть добро — чтобы «не потерять свой рай»)

WaOne: Это два полюса в каждом из нас, это развитие — и деградация, это гармония — и хаос… И это также свобода выбора в поступках.

— Что вас вдохновляет на создание ваших сказок?

Aec: Нельзя сказать, что вдохновляет что-то конкретное. Каждый раз идеи появляются по-разному.

WaOne: Может что-то понравится, впечатлить, вызвать восхищение и интерес… Но ничто из мира следствий не может быть источником вдохновения. Для меня вдохновение — это что-то запредельное, не из этого мира. Оно приходит внезапно. Это необычное состояние возвышенности, сверхчувствительности, озарения, когда «видишь» на несколько шагов вперёд — что, как и почему надо нарисовать… И улавливаешь тонкие смысловые взаимосвязи между образами, или даже видишь целые цепочки мыслеформ.

— Вы недавно ездили в Испанию на фестиваль мурал-арта, какие у вас остались впечатления от поездки и как там люди относятся к мурализму?

Aec: Впечатления от фестиваля в Испании очень хорошие. Очень заметно, что там людям искусство нужно и интересно. И к мурализму тоже относятся с большим интересом. Не то, что у нас в Украине, где основную массу людей интересует только нажива. Даже искусство воспринимается таким образом.

WaOne: Впечатления самые лучшие. Поездка была продуктивной, познавательной и приятной. Отношение у людей к граффити-мурализму очень позитивное. Художники со всей Европы и даже с Кубы рисовали на фасадах корпусов Политехнического Университета Валенсии. Там у них есть даже кафедра мурализма, где студенты практикуют рисование на стенах в городе.

Aec. «Faces» (spraypaint on barrels)

aec_waone/«Graffiti Winzawod», Moscow2006

— А как в СНГ дело с мурализмом? Ведь у нас можно по пальцам пересчитать художников, которые этим занимаются. Почему так, как вы думаете? В чём проблема, ведь была же своя школа в Советском Союзе?

Aec: Советский мурализм, в основном, имел прочный «идеологический корень» и поддержку со стороны государства, поэтому и существовал. А сейчас, нет ни общей идеологии, ни поддержки государства. Каждый муралист сейчас сам себе идеолог и промоутер. Это, в общем то, неплохо. Но единицы не могут создать традицию, о которой можно сказать «это украинский мурализм» или «это русский мурализм».

WaOne: В СНГ с этим очень слабо… Действительно хороших художников-муралистов — единицы. Советская школа ушла в небытие из-за своей невостребованности, потому что сегодня в обустройстве городской среды царит жажда наживы, и такая роскошь, как суперграфика и монументальная живопись нерентабельны. Но есть некоторые художники, что из мастерских вылезают на стены, делают «стрит-арт» но только потому, что сегодня это модно и актуально… Мировой опыт показывает, что большинство стрит-артистов и муралистов в прошлом — граффити райтеры, а не академические художники-муралисты по образованию. И я считаю, что современный мурализм должен иметь граффити-корни. Потому что граффити — это, по ряду причин, необходимая стадия развития художника-муралиста. Проблема также в отношении властей к граффити. Если в цивилизованном мире это всячески поддерживается и поощряется, то у нас — нет.

— Как вы считаете, можно ли изменить наш мир к лучшему?

Aec: Каждый может изменить мир к лучшему, начав с самого себя. Только беда в том, что у всех разное представление о «лучшем». Гитлер или Сталин тоже наверняка думали, что «меняют мир к лучшему».

WaOne: Да, можно. Но не стоит забывать, что менять мир нужно, начиная с себя.

Остальные работы смотрите на сайте группы «Інтересні Казки»

Автор: Антон Або специально для журнала МойМолескин

  • 8 ноября 2009
  • Автор sart

Статистика

15
2321

Фотогалерея

Tattoo Fest 2013

14 декабря 2013, "Re:Public"

Фотографии с первого белорусского фестиваля татуировки Tattoo Fest 2013

  • Автор nevr